АНАФИЛАКСИЯ


АНАФИЛАКСИЯ
АНАФИЛАКСИЯ (от греч. ana—наоборот и phylaxis—охранение, защита), обозначение, чаще всего, состояния, противоположного иммунитету, состояния не только беззащитности, но и повышенной чувствительности организма к повторному парэнтераль-ному (а иногда и знтеральному) введению антигена (см.), обычно—чужеродного белка. Возможность возникновения при некоторых условиях повышенной чувствительности к веществам известна быта еще Мажанди (Magendie). Изучение явлений иммунитета привело к открытию целого ряда парадоксальных извращений реакции, так наз. аллергий (см.). Не подлежит сомнению, что в наст, время понятием аллергий объединяют ряд явлений, часто весьма различных по своему патогенезу. Равным образом и понятие А., одного из видов аллергии, изучению к-рого было уделено особенно много внимания, отличается также недостаточной определенностью. Первоначальное представление об А., формулированное франц. физиологом Рише (Richet), предложившим (1902 г.) и самый термин, подверглось в наст, время значительным изменениям. Рише показал, что парэнтеральное введение собакам нек-рых ядовитых для собак веществ (экстракт из щупальцев актиний, сыворотка угря и др.) может вызывать иногда, вместо профилактического, иммунизирующего действия, состояние противоположное— повышенной чувствительности, или А. Необходимым условием для развития А., по Рише, было применение очень малой, примерно, Vao обычной иммунизирующей дозы экстракта. Картину этого состояния дает Рише в описании опыта над собакой «Нептуном»: «Это была исключительно сильная и здоровая собака. Сначала ей было впрыснуто 0,1 куб. см глицеринового экстракта из щупальцев актиний, не вызвавшего болезненных явлений. Спустя 22 дня, когда собака находилась в отличном состоянии, я впрыснул ей ту же дозу. Спустя несколько секунд собака тяжело больна: стесненное дыхание, одышка; она едва движется, ложится на бок; кровавая рвота и понос; чувствительность угнетена; через 25 минут—смерть». Дальнейшим крупным шагом вперед в изучении А. было установление факта, что парэнтеральное введение ничтожных и совершенно неядовитых доз белковых растворов (по нек-рым данным—также и липоид-ных эмульсий), напр., 0,01—0,001 куб. см, а иногда даже 0,000001 куб. см лошадиной сыворотки или молока, создает у морских свинок состояние А., и вторичное парэнтеральное введение большей дозы этого вещества вызывает у такой, сделанной повышен-

но-чувствительной—анафилактизированной, или сенсибилизированной—свинки остро развивающиеся явления анафилактического шока. Ути факты и ряд других, легших в основу современного учения об А., установлены были прежде всего исследованиями Отто (Otto), Розенау (Rosenau), Андерсона (Anderson) и Безредка. Толчком для их исследований послужил т. н. феномен Теобальда Смита (Th. Smith), сделавшего наблюдение, что морские свинки, служившие для определения силы антидифтерийной сыворотки и получавшие смесь токсина с антитоксической сывороткой, обнаруживают повышенную чувствительность к лошадиной сыворотке. Картина анафилактического шока у морской свинки, наилучшего объекта для экспериментов этого рода, представляет явления чрезвычайного возбуждения чувствительной, двигательной и вегетативной нервной системы, сменяющегося быстро наступающим паралитическим состоянием. Чрезвычайное беспокойство, одышка, судороги в несколько минут сменяются явлениями коллапса, падения t° иногда на несколько градусов, непроизвольного отделения мочи и кала, удушья, нередко заканчивающегося смертью животного. Всегда отмечается резкое уменьшение содержания комплемента сыворотки и понижение свертываемости крови. Описанное состояние анафилаксии может быть вкратце охарактеризовано следующими положениями: 1. А. развивается вслед за парэнтеральным введением чужеродного белка. 2. Для того, чтобы вызвать сенсибилизацию (анафилактизацию) животного, должен пройти некоторый период времени, обычно не менее 10—12 дней, к-рый удлиняется, если применить для сенсибилизации большие дозы антигена. 3. А. специфична по отношению к виду антигена, однако, менее строго, чем некоторые (например, пре-ципитиновая) реакции иммунитета. 4. В тех случаях, когда развивающийся непосредственно за вторым впрыскиванием антигена (пробой на А.) приступ А. не заканчивается смертью, оправившееся животное десенсибилизируется, приобретает состояние антианафилаксии; введение новых порций антигена уже не вызывает никаких пат. явлений. 5. Состояние антианафилаксии может длиться месяцами и соответствует до известной степени иммунитету; при этом в сыворотке могут быть обнаружены антитела по отношению к соответствующему антигену, вызвавшему А.—С течением времени состояние десенсибилизации, состояние антианафилаксии, сменяется вновь А. 6. Подобно пассивному иммунитету может быть вызвано и состояние пассивной А. введением сыворотки анафилактизированного животного нормальному. 7. Наследственная передача А. возможна только от матери детенышу в период утробной жизни. Сывороточная болезнь. Явления сывороточной А. приобрели большое практическое значение, т. к. состоянием врожденной или приобретенной вследствие предшествовавшего впрыскивания сыворотки А. объясняют явления, так называемой, сывороточной б-ни, развивающейся иногда вслед за впрыскиванием леч. сывороток. Сывороточная б-нь, особенно при интравенозном введении сыворотки, может проявляться у человека в виде острого приступа анафилактич. шока, уже описанного выше, в форме местных проявлений А. в виде крапивницы, припухания и болезненности суставов, отеков, полиневритов, альбуминурии и т. д., нередко сопровождающихся повышением t°. По отношению к возможности появления сывороточной б-ни врач должен руководствоваться след.положениями, установленными клиникой и экспериментальными данными. Прежде всего необходимо иметь в виду, что уже однократное введение сыворотки нередко вызывает у человека, в отличие от свинок, вышеописанный симптомокомплекс обычно через 8—12 дней. Это, однако, не есть А. в строгом смысле слова, а скорее выражение аллергической индивидуальной чувствительности к лошадиному белку. При повторных же впрыскиваниях организм сенсибилизируется, его чувствительность повышается, что выражается как в сокращении инкубационного периода, так и в более Сильной реакции. Т. о.: 1. Предшествовавшее впрыскивание сыворотки, если оно было произведено не менее месяца назад, предрасполагает к развитию сывороточной б-ни. 2. Развившийся вслед за впрыскиванием сыворотки приступ обшей А. сменяется состоянием антианафилаксии, так что новые порции сыворотки могут быть введены в организм немедленно после окончания острых явлений шока. 3. Впрыскиванием сначала небольшой дозы сыворотки под кожу можно достигнуть десенсибилизации организма, состояния антианафилаксии, без развития тяжелых острых общих явлений; вслед за этим уже через час могут быть введены и бблыние дозы сыворотки. 4. Наличность антианафилаксии гарантирует лишь от возможности приступа анафилактического шока, но не исключает позднейшего развития упомянутых выше местных симптомов сывороточной болезни. Стремление избежать при применении серотерапии явлений анафилактического шока и сывороточной б-ни вызвало ряд попыток профилактики А. Опыты, имевшие Целью ослабить токсичность сыворотки, не нарушая ее лечебной силы, не дали существенных результатов. Напротив, нек-рые из способов индивидуальной десенсибилизации и антианафилактической вакцинации представляют большой теоретический и практический интерес. Ру и Безредка показали, что у анафилактизированной морской свинки не удается вызвать анафилактического шока, если предварительно усыпить животное эфиром или алкоголем. Несомненное практическое значение имеет вакцинация сенсибилизированного организма малыми, не способными вызвать реакцию, дозами соответствующей сыворотки. Введение под кожу Vso минимальной смертельной дозы сыворотки анафилактизированной морской свинке делает ее через % часа нечувствительной к смертельной дозе. Еще быстрее можно достигнуть десенсибилизации повторными введениями в кровь ничтожно малых доз сыворотки. Вводя сыворотку интраве- нозно, можно предотвратить и развитие феномена Артюса (Arthus). Десенсибилизация путем подкожного введения сыворотки особенно показана, когда имеется в виду впрыскивание значительных доз сыворотки в кровь или, как при церебро-спинальном менингите, в спинномозговой канал. Местная А. Местные проявления сывороточной б-ни находят себе нек-рую аналогию в экспериментальной местной А., полученной на кроликах. Это т. н. феномен Артюса, к-рый заключается в том, что повторные подкожные впрыскивания через шестидневные промежутки по 5 куб. см лошадиной сыворотки, начиная с 4-го впрыскивания, вызывают трудно рассасывающиеся инфильтраты, а после 6-го—асептические некрозы, лишь крайне медленно поддающиеся заживлению. Можно предполагать, однако, что между феноменом Артюса и явлениями общей А. имеется существенная разница в патогенезе. Для развития А. требуется небольшая однократная сенсибилизирующая доза и уже вслед за 2-м впрыскиванием развивается антианафилаксия, тогда как пат. явления в феномене Артюса начинают обнаруживаться лишь после 4-го впрыскивания больших доз антигена и нарастают под влиянием дальнейших впрыскиваний. Правильнее поэтому признать в феномене Артюса одно из проявлений аллергии, не настаивая на его тождестве с А. Возможно, однако, что в основе как анафилактического шока, так и местных проявлений сывороточной б-ни и феномена Артюса лежит одна и та же причина: специфическое повышение адсорпции антигена клетками с последующими явлениями внутриклеточной флокуля-ции, следствием к-рой является инактивиро-вание в клетках каталитических процессов. Механизм А. Обилие теорий механических, физических, физ.-хим. и биохим., предложенных для объяснения патогенеза анафилактического шока, показывает трудность проблемы и отсутствие вполне удовлетворительного разрешения ее. Большинство новейших теорий сходится в том, что приступ А. является результатом острого отравления организма, главным образом,—клеточных элементов нервной системы. Но какова природа яда и где место его образования? Старое предположение Фридбергера (Friedberger) о появлении при вторичном введении антигена специфического преципитата в нервных клетках, как причине анафилактического шока, покинуто самим автором его для новой гипотезы, по к-рой яд А., анафилатоксин, образуется в крови вследствие воздействия на антиген специфических антител сыворотки, образующихся под влиянием первого впрыскивания антигена. В этом пункте намечается возврат к забытой уже теории, согласно к-рой А.— результат самоотравления организма ядами, образующимися под влиянием, расщепления чужеродного белка (антигена) в крови сенсибилизированного животного. С изложенной точки зрения А. есть результат отравления организма продуктами парэнтерального расщепления белка. Нек-рое сходство картины отравления пептоном с явлениями А.— единственный и совершенно недостаточный довод в пользу этой аналогии, приобревшей, однако, известную популярность. Теория Люмьера (Luraiere) объясняет анафилактический шок образованием в крови флокуля-тов, к-рые, через посредство нервной системы, вызывают падение сосудистого тонуса. Обработка сывороток каолином, агаром и друг, абсорбирующими веществами делает сыворотки ядовитыми, при чем симптомы отравления напоминают клин, картину анафилактического шока. В этой картине Борде (Bordet) усматривает, однако, не поверхностную аналогию, но тождество. Отсюда— адсорпционные теории А., поддерживаемые Борде, согласно к-рым антиген, при вторичном введении его в организм, адсорбирует вещества кровяной плазмы, нейтрализующие ее природные яды или (другая гипотеза) делает ее ядовитой вследствие образования в ней, под влиянием абсорпции, ядовитых субстанций. Искусственность всех этих теоретических построений очевидна. Изложенные гипотезы не объясняют ни необходимости предварительной сенсибилизации, ни обязательности малых доз для быстрой ана-филактизации, ни механизма антианафилаксии, сменяющейся снова повышенной чувствительностью, ни явлений пассивной А., ни, наконец, специфичности А. На ряду с гуморальными теориями анафилактического шока постепенно начинает укрепляться точка зрения, что анафилактический шок есть результат процессов, происходящих внутри клеток и, по преимуществу, физически оказывающих свое вредное влияние. Намечается возврат (Кричевский, Богомолец и др.) к первоначальным воззрениям Фрид-бергера, Безредка. Однако, гипотеза последнего, что под влиянием сенсибилизации в клетках образуется какое-то особое вещество (антисенсибилизин), к-рое при встрече с сенсибилизиногеном (антиген) механически вызывает шок, вследствие быстрого соединения антигена с его антителом внутри клеток, также не является достаточно обоснованной и по существу не имеет преимуществ перед теорией внутриклеточной преципитации. Клеточная теория А. Некоторые авторы склонны за более правильное признать, что процессы, лежащие в основе анафилактических явлений, ппотекают внутри клеток. Исследования Шульца и Дэйла (Schultz, Dale), работа Сиротинина, произведенная в 1926 г. в лаборатопии Богомольца, и пат.-гист. данные Кричев-ского являются особенно убедительными доказательствами справедливости этой точки зрения. Шульц и Дэйл показали, что кусок кишки или рог матки сенсибилизированной морской свинки под влиянием прибавления к питательной жидкости антигена начинают усиленно сокращаться. При этом Дэйл сделал наблюдение, что эти сокращения не наступают, если предварительно десенсибилизировать животное. С другой стороны, Сиротинин прямыми опытами на собаках показал, что под влиянием анафилактического шока происходит блокада физиологической системы соединительной ткани, при чем угнетение адсорпционной функции этой системы под влиянием анафилактического шока по интенсивности превосходит угнетение, вызываемое всеми др. способами. На основании этих опытов, следует рассматривать анафилактический шок и другие проявления А. как результат интрацеллю-лярной реакции инактивирования (адсорп-ции) комплемента. Вся картина анафилактического шока указывает на остановку или резкое замедление каталитических процессов в клетках. С этой точки зрения на А., прекрасно согласуются явления угнетения нервной системы, падение t° тела, понижение фагоцитарной энергии лейкоцитов и, наконец, уменьшенное содержание или полное исчезновение комплемента из сыворотки крови при анафилактическом шоке. Следует напомнить, что в плазме комплемента нет или почти нет. Он переходит в сыворотку при свертывании крови вследствие фаго-лиза. Исчезновение комплемента в сыворотке после приступа анафилактического шока показывает, что он был инактивиро-ван (вероятно, адсорбирован), во время приступа, внутри лейкоцитов. Тот же процесс угнетения каталитических явлений имел место и в других клетках, в частности— в нервных. Механизм интрацеллюлярного инактивирования комплемента вполне согласуется с современным представлением о выработке антител. Необходимым условием накопления в клетке большого количества иммун-тел является усиленная продукция их клеткой под влиянием повторного стимулирования ее достаточными дозами антигена. В этих случаях клетка как бы переполняется иммун-телами и, оставаясь насыщенной ими, избыток их выделяет в кровь. В случаях иммунизации ничтожно малыми дозами антигена, клетка также производит некоторое количество рецепторов, в том числе, конечно, и амбоцепторов. Однако, рецепторы эти, выражаясь в терминах Эрли-ховской теории, остаются фиксированными на клетках, и переход их в кровь возможен лишь при распадении клеточных элементов, напр., лейкоцитов—при свертывании крови или в процессе лейкоцитолиза. Согласно сказанному, анафилактизирующим веществом является фиксированный на клетке амбоцептор, а сущность анафилактического шока заключается в реакции связывания, resp. инактивирования содержащегося в клетках комплемента с вводимым при пробе на А. антигеном при посредстве амбоцеп-тора. Каталитическая функция комплемента (комплекса внутриклеточных ферментов) т. о. устраняется и биол. процессы соответственно угнетаются или прекращаются вовсе. Отсутствие комплемента или значительное его уменьшение в сыворотке после анафилактического шока становится, т. о., понятным: связывание (адсорпция) комплемента произошло внутри клеток во время шока. Инактивированием комплемента лейкоцитов объясняется и угнетение их фагоцитарной активности. Пассивная А. с этой точки зрения объясняется переносом с сывороткой сенсибилизированного животного специфических амбоцепторов, попадающих в нее при разрушении лейкоцитов в слишком малом количестве для того, чтобы их можно было обнаружить в сыворотке реакцией Борде-Жангу (Bordet-Gengou), но достаточном, чтобы, будучи адсорбированными клетками, создать сродство к антигену. Остается вопрос, почему — если допустить тождество амбоцепторов, образующихся при иммунизации и анафилактизации—богатая амбоцепторами иммун-сыворотка не может вызвать состояния пассивной А. Можно думать, что введение большого количества амбоцепторов вызывает одновременно связывание его частицами как антигена, так и комплемента и т. о.устраняется возможность фиксации антигеном клеточного комплемента (феномен отклонения комплемента по Neisser-Wechsberg 'у). Антианафилаксия развивается как результат насыщения гапто-форных групп фиксированных на клетках амбоцепторов и переходит затем в состояние иммунитета. Последнее характеризуется уже поступлением в кровь антител. Такова, вкратце, гипотеза о механизме анафилактического шока, изложенная во все еще общепринятых терминах всеми критикуемой Эр-лиховской теории боковых цепей." Принципиально эта точка зрения вполне примыкает к прежним клеточным теориям А. Безредка и Фридбергера. В терминах физ. химии предлагаемая гипотеза может быть изложена несравненно короче и яснее. Сущность анафилактического шока клетки слагается из 1) адсорпции клеткой антигена (анафилактогена), 2) коагуляции частиц антигена внутри клетки, 3) адсорпции образующимся т.о. преципитатом внутриклеточных ферментов. Первые два момента были указаны еще Фридбергером. Выяснение последнего, основного для понимания шока, момента стало также возможно с появлением исследований Жангу и позднейших работ многочисленных авторов, показавших, что при образовании в реакциях иммунитета флокулятов (преципитатов) может происходить фиксация алексина. Другие формы аллергии. Выше уже было указано, что понятию А. часто придают слишком распространительное толкование. Парадоксальные явления повышенной чувствительности организма в тех случаях, когда, согласно общепринятым схемам, можно было бы ожидать явлений иммунитета, по своему патогенезу могут иметь очень мало общего с А., и их правильнее было бы выделить в особые группы аллергий. Приведем несколько примеров, позволяющих сделать и нек-рые общие заключения о сущности иммунитета и А.—Аллергия к туберкулину. Как известно, туб. б-ные обнаруживают повышенную чувствительность к введению в их организм эндотоксинов туб. бактерии. Реакция на впрыскивание экстракта туб. микробов—туберкулина—проявляется в виде общей интоксикации организма, повышения t° и очаговых явлений, сказывающихся в повышенном распаде туб. ткани и усилении воспалительной реакции по ее окружности. Втирание туберкулина в скарифицированную кожу туб. б-ного вызывает преходящую местную реакцию в виде припухания, отека и воспалительной гиперемии на ограниченном участке кожи (т. н. реакция Пирке— Pirquet). Введение сильно разведенного туберкулина в конъюиктивальный мешок вы- зывает у туб. б-ного сильнейший конъюнктивит. Аналогичные явления наблюдаются и при сапе (проба на маллеин). Нельзя не заметить, что такое перманентное существование А. при постоянной наличности в организме соответствующего антигена, как это пришлось бы допустить у туб. б-ных, если считать А. их повышенную чувствительность к туберкулину,—находится в полном противоречии с понятием о сенсибилизации, необходимом инкубационном периоде, пробе на А. и с развивающимся затем состоянием антианафилаксии. Гиперсенсибилизация при tbc, ведущая к аллергическому состоянию организма, проявляющемуся в форме местных и общей реакций на туберкулин, представляется отчасти возможным следствием недостаточно энергичной выработки противотел. При таких условиях последние остаются фиксированными в клетках, обусловливая повышенное сродство их к вводимым эндотоксинам и создавая т. о. чувствительность к ничтожно малым дозам последних. Этот анафилактизирующий момент суммируется, однако, с отравляющим действием самого эндотоксина. Туб. инфекция путем неспецифической стимуляции часто делает организм б-иого повышенно чувствительным (особенно, в очагах инфекции-— местная аллергия) к различного рода белкам при парэнтеральном их введении. В феномене Артюса мы имеем отчасти аналогичное явление в отношении патогенеза. Накопление в клетках кожи специфических антител при повторных впрыскиваниях больших порций чужеродного белка, возможно, приводит к адсорпции клетками значительных количеств его, т.к. циркулирующих в крови антител (преципитинов) оказывается недостаточно, чтобы в месте впрыскивания белка помешать его адсорпции. Другими словами, не может в достаточной мере развернуться феномен Нейсер-Вексберга, сущность к-рого, вероятно, сводится к понижению дисперсности коллоида-антигена, делающему его неспособным к адсорпции. Соединение антигена с антителом и здесь, как при анафилактическом шоке, может вызвать угнетение каталитических процессов внутри клеток. Возмоя-шо, однако, на ряду с этим и токсическое расщепление адсорбированного белка внутри клеточных элементов.—О т р и-цательнаяфаза иммунитета. Не раз отмечалось, что прежде, чем под влиянием вакцинации разовьется иммунитет, ему предшествует отрицательная фаза иммунитета—кратковременный период, когда организм обнаруживает особенно сильную чувствительность к данной инфекции. Обычно возникновение отрицательной фазы иммунитета объясняют связыванием вакциной небольшого количества имеющихся от природы в крови естественных противотел, вследствие чего организм становится временно беззащитным. Отчасти, однако, при развитии отрицательной фазы имеет значение и возникающая при вакцинации временная аллергия. Прежде чем антитела поступят в большом количестве в кровь и создадут иммунитет, усиленное образование их под влиянием вакцины в клетках создает повышенное сродство последних к антигену. Вероятно, нечто подобное имеет место и в инкубационном периоде инфекций. Аллергическое состояние, наступающее на короткий срок после впрыскивания вакцины, равно как и развивающееся после истечения срока ее иммунизирующего действия, имеет практическое значение в эпидемиологической профилактике. Неспецифическая вакцинотерапия. Своеобразной формой аллергии является и результат т.н. неспецифической вакцинотерапии. Эта- последняя основана на том, что всякая инфекция создает аллергическое состояние организма в отношении многих др. микробов. Так напр., в организм б-ного брюшным тифом вводится вакцина из кишечной палочки. Следствием такого введения бывает обычно резкое падение t°, иногда после предварительного кратковременного повышения, нередко, при впрыскивании вакцины в кровь, сопровождающееся коллапсом и др. явлениями, напоминающими А. Оправившись от них, организм часто более успешно и энергично начинает вести борьбу с инфекцией.—П р о-теиновая терапия. Весьма близко к аллергиям стоят и явления, наблюдающиеся при т.н. протеиновой терапии. Сущность метода заключается в парэнтеральном введении в организм чужеродного белка (стерилизованного молока, нормальной чужеродной сыворотки и др.), вызывающем местную и общую реакцию организма, довольно типичную и однообразную при введении различных средств. Общая реакция организма вполне совпадает качественно с только-что описанной реакцией при неспецифической вакцинотерапии. По прекращении этой, обычно кратковременной, реакции наблюдается стимуляция функций физиологических систем организма, способствующая ликвидации инфекционной б-ни. Стимулирующее влияние парэнтерального введения белковых препаратов на организм едва ли может обусловливаться хим. воздействием на клетки каких-нибудь определенных продуктов парэнтерального ферментативного расщепления введенного белка. При интра-венозном введении его общая реакция наступает иногда почти мгновенно, сопровождаясь в некоторых случаях явлениями коллапса. Повидимому, при реакции на протеинотерапию дело идет о процессах физ.-хим. характера—адсорпции белковых частиц клетками и временном нарушении в них каталитических процессов. В дальнейшем, при благоприятном течении, наступает усиленная хим. регенерация катализаторов. Одним из важных условий, определяющих интенсивность реакции организма на протеинотерапию, является наличность в нем общей или местной аллергии по отношению к действующему агенту. Эти иеспецифиче-ские аллергические состояния, несомненно, возникают при процессах нарушенного обмена под влиянием, напр., инфекции. В основе их возникновения лежит неспецифическая стимуляция клеточных элементов.— Идиосинкразии. К аллергическим реакциям организма относятся и разнообразные формы и проявления идиосинкразии (см.) к различным пищевым и лекарственным ве- ществам. Сюда же относят обычно и так наз. сенную лихорадку. Во всех проявлениях идиосинкразии, как местных, так и общих, часто весьма сильно сказывается нарущение функций вегетативной нервной системы. Патогенез этих состояний остается, однако, до сих пор совершенно неясным.—О т н о-шение аллергии к иммунитету. Изложенные здесь вкратце основные явления аллергии, вообще, и А., в частности, рассматриваются нередко как состояния, противоположные иммунитету. Такой взгляд едва ли, однако, соответствует истине. Реакции нек-рых форм аллергии и реакции иммунитета весьма тесно связаны в своем патогенезе. Те и другие вытекают из механизма борьбы организма с инфекцией или интоксикацией и представляют лишь различные стороны, а иногда (при А.) только различные стадии одного и того же процесса. В основе как явлений иммунитета, так и некоторых форм аллергии лежат каталитические и антикаталитические процессы, возникающие в организме как реакция на пар-энтеральное введение антигенов. Все реакции иммунитета—по существу своему ферментные реакции. Явления, происходящие в организме под влиянием инфекции и принимающие затем деятельное участие в развитии стойкого иммунитета, могущие впоследствии смениться состоянием аллергии и одной из форм последней—А., представляют лишь одно из проявлений расстройства обмена веществ. Законы, управляющие последним, законы биол. и физ. химии, вполне приложимы и для истолкования состояний иммунитета и аллергии организма. Лит.: Богомолец А. А., Гипотезы и факты в учении об анафилаксии, «Харьковский Мед. Журн.», 1910, № 3 и 4, «Врач. Дело», 1912; Кричевский, Труды микробиолог, исслед. ин-та НКПроса, т. I, M., 1925; Besredka A., Anaphylaxie, traite de physiologic normale et pathologique, v. VII, 1927; В о g o-m о 1 e z A., tfber die Lipoid-Anaphylaxie, Zeitschr. f. Immunitatsforsch., B. V u. VI; В о г d e t J., Traite del'immunite dans les maladies infectieuses, P., 1920; D о e r r R., Die Anaphylaxieforschung im Zeitraume, Ergebnisse d. Hyg. u. Bakt., B. V; L u m i ё г е A., Le probleme de 1'anaphylaxie, P., 1924; Richet Ch., L'anaphylaxie, 1902.                       А. Богомолец. Физ. - хим. теория А. стремится установить общие закономерности, к-рые охватывали бы собой как клеточные, так и гуморальные явления, характеризующие А. и анафилактический шок. Особенно много работ посвящается выяснению сущности и внутреннего механизма анафилактического шока. Исходным пунктом для этих работ было наблюдение Борде, показавшего, что если смешать свежую сыворотку морской свинки со слабой суспенсией агара и оставить эту смесь на 2—3 часа при 37°, то сыворотка, отцентрифугированная от агара, при внутривенном введении ее свинке, убивает последнюю с типическими явлениями анафилактического шока. Наблюдения Борде были подтверждены и значительно расширены Натаном, Копачевским, Ритцем, Заксом, (Nathan, Kopaczewski, Ritz, Sachs) и многими другими, при чем было установлено, что не только соприкосновение с агаром, но и с каолином (Ритц и Закс, Bauer и др.), с сернокислым барием (Mut-termilch), с инулином (Ритц, Закс, Натан) и некоторыми другими веществами делает нормальную сыворотку токсической и способной вызывать анафилактический шок. Борде, Цунц, Джоблинг и Петерсен (Bordet, Zuntz, Jobling, Petersen) выдвинули предположение, что вещества, с к-рыми настаивается сыворотка, адсорбируют из нее элементы, препятствующие самоперевариванию сыворотки предсуществующими в ней ферментами, н в результате такого самопереваривания сыворотка становится токсической и действует на животное подобно пептону. Однако, де Крюиф и Герман (de Kruif, Germann), затем Бахман (Bachmann) экспериментально опровергли такое толкование опыта. Бахман, например, пользуясь интерферометром, не обнаружил никаких следов расщепления сывороточного белка в опыте Борде. Далее Натан отметил, что только суспензии инулина, но не его растворы, способны сделать сыворотку токсической, а Копачевский прибавил к этому, что из 3 гелей кремневой к-ты (электроположительного, электроотрицательного и амфотерного) только электроотрицательный делает сыворотку токсической. Наконец, Нови (Novy) и де Крюиф, испытав действие на сыворотку одного и того же агара, но в трех различных коллоидных состояниях (агар-золь, агар-гель и агар-золь-гель), убедились, что агар в состоянии золя делает сыворотки в 2—3 раза токсичнее, чем тот же агар, но в двух других коллоидных состояниях. Из этих опытов можно было заключить, что для превращения сыворотки в токсическую важен не хим. состав вещества, с которым она приходит в соприкосновение, а его физ. (коллоидное) состояние. Какое же объяснение, с этой точки зрения, могло быть дано опыту Борде? Соприкосновение сыворотки с агаром делает ее не только токсической, но и мутноватой, т.е. меняет ее степень дисперсности в сторону более грубого раздробления ее коллоидных частиц. Правда, Борде указывает, что помутневшая в его опьгге сыворотка, если даже ее освободить от мути фильтрованием, все-таки остается токсической и вызывает анафилактический шок. Но проверочные опыты Люмьера показали, что Борде не прав. Люмьер, наблюдая постепенную коагуляцию (свертывание) сыворотки под влиянием электрического тока и сернокислой меди, установил, что сыворотка в начальных стадиях коагуляции может казаться невооруженному глазу совершенно прозрачной, и тем не менее она уясе токсична. Если, однако, такую видимо прозрачную сыворотку подвергнуть центрифугированию на очень сильной центрифуге, и испытать на животных токсичность верхних слоев сыворотки, то легко видеть, что эти слои потеряли свою токсичность. Такие же результаты были получены Люмьером и с сыворотками, обработанными по Борде агаром. Данные Люмьера нашли свое полное подтверждение в опытах Копачевского и др. Копачевский наблюдал понижение степени дисперсности (коагуляцию) в сыворотках непосредственно в ультрамикроскоп. Сыворотки, сделавшиеся токсическими, представляли взвесь тончайших хлопьев. Дольд (Dold) показал далее, что токсичность сы- воротки лежит в определенных пределах ее свертывания. Сыворотка, свернувшаяся до образования грубых, видимых простым глазом хлопьев, перестает быть токсической и не вызывает анафилактического шока. Подтверждением этому служат исследования Дёрра, Мольдована и Шульца (Doerr, Mcl-dovan, Schultz), согласно которым кровь в известном стадии свертывания вызывает анафилактический шок у свинок, в дальнейшем же стадии коагуляции перестает быть токсической. Все эти данные устанавливали с несомненностью, что понижение степени дисперсности сыворотки (коагуляция) является основным условием для возникновения анафилактического шока. С этой точки зрения становились понятными опыты Кри-чевского, в которых он, вводя в кровь сок растения Cothiledon, коагулирующий сыворотку, наблюдал шок у животных, клин. и пат.-анат. вполне тождественный классическому анафилактическому шоку Рише и Портье. Такие же результаты были получены Люмьером с тонко раздробленной сус-пенсией сульфата бария. Косвенным доказательством правильности изложенного физ.-хим. толкования анафилактического шока служит общеизвестный факт, что во время анафилактического шока сыворотка животного утрачивает свою алексинирующую функцию (комплемент по Эрлиху). Алексини-рующая функция, как это доказано Гехтом (Hecht) и др., исчезает в сыворотке всякий раз, когда понижается степень дисперсности сыворотки, т. е. наступает коагуляция последней. Сюда относятся подогревание сыворотки, продолжительное хранение ее, встряхивание, обработка агаром, при чем водородное число (рН) сыворотки резко понижается и приближается к изоэлектриче-скому пункту серопротеинов (Менделеев), и проч. Так. обр., объяснение клинической картины анафилактического шока нужно искать в коагуляции как гуморальных, так и клеточных (Dale, Schultz, Manwaring, Кричевский и другие) коллоидов организма. Мельчайшие хлопья, если они образуются, напр., при коагуляции крови, механически нарушают кровообращение, закупоривают тонкие капилляры, повреждают эндотелий (Копачевский и Дольд), если же коагуляция наступает в клеточной территории, то происходят глубокие деструктивные процессы в самой клетке (Кричевский). Что же является причиной этой повсеместной коагуляции? Причина ее общая как для состояния А., так и иммунитета. Изменение степени дисперсности — один из характернейших признаков не только анафилактического шока, но и реакций иммунитета, напр., агглютинации, преципитации, дезинтоксикации (Ramon), фагоцитоза в присутствии иммунной сыворотки (Савченко, Барыкин) и т. "д. На этом изменении степени дисперсности при встрече иммунной сыворотки с антигеном построена даже специальная серодиагностическая проба—мейостагминовая реакция Асколи (Ascoli). Асколи показал, что при встрече антигена с иммунной сывороткой в смеси их наступает понижение поверхностного натяжения, легко определяемое по увеличению 63Б числа капель при помощи сталагмометра Траубе (Traube), т. е. наступает, согласно закону Джипс-Томсена, адсорпция одного коллоида (иммунной сыворотки) другим (антигеном). В результате этой адсорп-ции происходит изменение степени дисперсности соединившихся между собой коллоидов. Т. о., те физ.-хим. процессы, которые характеризуют собой анафилактический шок, характеризуют и иммунную реакцию организма. Отсюда понятно, почему анафилактическое состояние, как тень, сопутствует состоянию инфекции и иммунитета. И иммунитет и анафилаксия —• тождественны по своим причинам (перестроение коллоидов организма под влиянием введенного в него чужеродного белка—антигена), а также и по своему внутреннему механизму (соединение антигена с реагирующими на него гуморальными и клеточными коллоидами организма). Один только исход реакции между коллоидами организма и антигеном определяет собой-—является ли эта реакция полезной, защитной реакцией для организма, или сопровождается смертельными для него последствиями, как напр., в анафилактическом шоке. Блестящее подтверждение правильности физ.-хим. теории А. и анафилактического шока, в частности, дают исследования в этой области Люмьера и др. Люмьер показал, что ни клинически, ни пат.-анат. нет разницы между классическим сывороточным анафилактическим шоком и тем шоком, к-рый может быть вызван однократным введением в кровь веществ, непосредственно вызывающих коагуляцию коллоидов организма. Фризе и Зильбер, напр., наблюдали картину типического анафилактического шока при введении в вену кролика коллоидного железа. Но, если внутренний механизм такого прямого шока, действительно, тождественен анафилактическому шоку, если в основе того и другого лежит коагуляция коллоидов организма, адсорбирующих в первом случае тяжелый металл, а во втором белковый антиген, то естественно ожидать, что вещества, препятствующие коагуляции коллоидов организма, будут предохранять животных с одинаковым успехом и от прямого и от анафилактического шока. И действительно, по опытам Копачевского, Люмьера, Зильбера и др., ряд веществ, предохраняющих коллоиды от свертывания, предохраняет и от анафилактического шока; сюда относятся, напр., желчно-кислые соли, мочевина, сапонин, мыла, гипосульфит натрия и т. д. Согласно исследованиям Жирара и Пейра (Girard, Реуге), эозинат и эритрозинат наиболее тяжелого из щелочных металлов—цезия, сильно повышающие степень дисперсности сывороток, предохраняют животное как от прямого, так и от анафилактического шока. Следует отметить, наконец, что старые опыты Ру, Безредка, Рише и др. о предохраняющем от анафилактического шока действии наркотических средств находят себе интересное физ.-хим. истолкование в исследованиях Копачевского и его сотрудников. Копачевский показал, что при наркозе изменяются физ.-хим. константы кровяной плазмы. Вводя наркотики внутривенно, ав- тор наблюдал также почти полное подавление анафилактического шока. Т. о., шок не наступает и без наркоза. А это говорит за то, что предохранительное действие наркотика при шоке не зависит от наркоза, как такового. Объяснение этого действия нужно искать не в понижении чувствительности нервных клеток у наркотизированного животного, а в тех общих физ.-хим. изменениях, которые происходят в коллоидах организма в результате действия наркотич. средств. В. Барыкин. Анафилатоксин, гипотетический яд, образующийся в крови при вторичном введении антигена (анафилактогена) в организм сенсибилизированного животного. Образованию этого яда приписывают возникновение явлений анафилактического шока. Различные гипотезы о механизме образования этого яда в крови — путем, напр., лити-ческого действия на введенный чужеродный белок серума сенсибилизированного животного или адсорпционная теория Борде (Вог-det) — лежат в основе неправильной гуморальной теории патогенеза анафилаксии. Многие авторы (Безредка, Богомолец и др.) совершенно отрицают образование в крови специфического анафилатоксина.

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Синонимы:

Смотреть что такое "АНАФИЛАКСИЯ" в других словарях:

  • анафилаксия — анафилаксия …   Орфографический словарь-справочник

  • анафилаксия — вид аллергической реакции (см. аллергия) немедленного типа. Реакция антиген – антитело, проявляющаяся сразу после контакта организма с антигеном и обусловленная большим количеством антител в крови, образовавшихся при первом контакте с антигеном.… …   Словарь микробиологии

  • АНАФИЛАКСИЯ — (от греческого ana против и phylaxis защита), аллергическая реакция немедленного типа, возникающая при парентеральном (минуя пищеварительный тракт) поступлении аллергена в сенсибилизированный организм (смотри Аллергия). Проявления: общие… …   Современная энциклопедия

  • АНАФИЛАКСИЯ — (от греч. ana против и phylaxis защита) вид аллергической реакции немедленного типа (см. Аллергия). Проявления: общие анафилактический шок, сывороточная болезнь; местные воспаление, отек, иногда некроз ткани …   Большой Энциклопедический словарь

  • анафилаксия — сущ., кол во синонимов: 1 • чувствительность (62) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • анафилаксия — Вид аллергической реакции организма, возникающей при повторном введении аллергена, реакция гиперчувствительности немедленного типа. [Арефьев В.А., Лисовенко Л.А. Англо русский толковый словарь генетических терминов 1995 407с.] Тематики генетика… …   Справочник технического переводчика

  • Анафилаксия — (от греческого ana против и phylaxis защита), аллергическая реакция немедленного типа, возникающая при парентеральном (минуя пищеварительный тракт) поступлении аллергена в сенсибилизированный организм (смотри Аллергия). Проявления: общие… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Анафилаксия — Анафилаксия  общая или местная аллергическая реакция, возникающая при повторном введении в организм некоторых веществ  так называемых аллергенов. Общая А. проявляется в виде анафилактического шока. Наиболее часто его вызывают различные… …   Первая медицинская помощь - популярная энциклопедия

  • анафилаксия — (от греч. ana  против и phýlaxis  защита), вид аллергической реакции немедленного типа (см. Аллергия). Проявления: общие  анафилактический шок, сывороточная болезнь; местные  воспаление, отёк, иногда некроз ткани. * * * АНАФИЛАКСИЯ АНАФИЛАКСИЯ… …   Энциклопедический словарь

  • анафилаксия — (гр. ana... вновь + aphyla xis беззащитность) патологический процесс, развивающийся у человека или млекопитающего животного при введении в организм (чаще минуя пищеварительный тракт) чужеродных вешеств (антигенов), обычно белкового происхождения …   Словарь иностранных слов русского языка

Книги

Другие книги по запросу «АНАФИЛАКСИЯ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.